silentvoice07 (silentvoice07) wrote,
silentvoice07
silentvoice07

Categories:

О справедливости и милосердии

Недавно меня поразил Переслегин (а за ним и другие) рассуждением о том, что
“Надо сказать, что православие считает справедливость прерогативой дьявола (ибо Господу приличествует милосердие)” (с) Переслегин.

Это ошибка.
В понятии восточных славян справедливость — одна из семи человеческих добродетелей, сложное моральное понятие, означающее совершение поступков по правде, по совести, по закону.
В православном понимании справедливость — прежде всего совершенное следование заповедям Божиим.
В ‘Изборнике 1076 г.’ справедливость объясняется так: ‘Творящим добро воздай почет, творящих зло наказывай. Не оправдывай виновного, даже если он и друг тебе, не обижай правого, даже если он и враг тебе’.
Справедливость в понятиях Святой Руси осуществляется не просто стремлением к справедливости, а любовью. Для того чтобы быть справедливым, надо быть самоотверженным, то есть как бы несправедливым к себе. В сборнике ‘Пчела’ (к. XII — н. XIII) говорится: ‘Человек справедливый не тот, кто не обидит, а который мог бы обидеть и не захотел’.
Это же понимание справедливости проводится у русских мыслителей и более позднего времени. ‘Справедливость в нравственном смысле, — пишет В.С. Соловьев, — есть некоторое самопожертвование; ограничение своих притязаний в пользу чужих прав. Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного’.

Справедливость — доблесть избранных натур, правдивость — долг каждого порядочного человека (В.О. Ключевский). Справедливость есть моральная уверенность. Следовать в физическом мире правилу ‘ничего лишнего’ есть умеренность, в моральном — справедливость. Справедливость есть крайняя мера добродетели, к которой обязан всякий. Выше ее — ступени к совершенству, ниже — порок (Л.Н. Толстой).
Справедливость — главная среди добродетелей: она уравновешивает все человеческие достоинства и формирует добродетель, которая в понятиях Руси — направленность разума и воли человека к добру, внутреннее желание творить добро. В православном сознании обычно существуют семь основных добродетелей — вера, надежда, любовь, мудрость, мужество, справедливость и воздержание. Добродетель ведет к спасению и блаженству. Высшая добродетель — в полном самоотречении ради спасения ближних. ‘Не место может украсить добродетель, но добродетель место’ (‘Пчела’, XII-XIII вв.). ‘Беспорочность поставляет себе правилом не делать того другому, чего бы не пожелал себе. Добродетель распространяет это правило гораздо далее и велит делать то другим, чего бы пожелал себе’ (Д. И. Фонвизин).

Справедливость — необходимое условие добротолюбия — одного из основополагающих понятий русского мировоззрения. Основы добротолюбия излагаются еще в ‘Изборнике’ 1076 г. Его составитель Иоанн Грешный вопрошает: ‘Что есть воля Божия, что требует Небесный Царь от земных людей?’ И отвечает: милостыни и добра. Благочестив не тот, кто проводит время в постах и молитвах, но кто добродетелен в жизни, творит благо ближнему, праведная вера обязывает прежде всего служить людям. Это и есть милостыня Богу, исполнение его просьбы. Это противопоставление обрядовой стороны Православия и его сущности несло в себе известный соблазн, бывший следствием языческого периода, когда те же самые идеи воплощались вне христианского обряда. Православие укрепило культ добротолюбия, освятив и усилив лучшие черты русского народа.
В сборнике житейской мудрости ‘Пчела’, одной из любимых книг русского человека с XII по XVIII в., идеи добротолюбия занимают также главное место. Человек должен стремиться к совершению благих дел. Православный, не совершивший при жизни добра, умирает не только телом, но и душой. Пагубен не только грех, но и отсутствие добрых дел. Человек должен быть добродетельным и праведным, а не лукавым и злым, постоянно проводить границу между добром и злом, вытесняя зло, и таким образом он становится равным Богу (конечно, в моральном смысле).
На Руси православное христианство стало добротолюбием, вобрав в себя все прежние народные взгляды на добро и зло и оптимистическую веру в добро и справедливость. Соединив нравственную силу дохристианских народных воззрений с мощью христианства, русское Православие обрело невиданное нравственное могущество в сердцах и душах русских людей. Вера в Бога как в Добро и Справедливость и путь к Богу через Добро и Справедливость пронизывают русское национальное сознание, отражаясь, в частности, в сотнях народных пословиц и поговорок, посвященных теме добра: ‘Без добрых дел вера мертва пред Богом’, ‘С Богом пойдешь — к добру путь найдешь’, ‘Кто добро творит, тому Бог отплатит’, ‘Богу — хвала, а добрым людям — честь и слава’, ‘Не стоит город без святого, селение без праведника’.

Понятия добра и зла, что хорошо и что плохо, понятие справедливости составляют жизненный кодекс русского человека. ‘Жизнь дана на добрые дела’, — говорит он. ‘Живи так, чтоб ни от Бога греха, ни от людей стыда’...

В понимании справедливости у русских обязательным условием, согласно которому она может осуществиться, претвориться в жизнь, является сочетание духовно-нравственных ценностей русского народа — жить по совести и правде. Причем юридические основания не являются главными в осуществлении справедливости. Только совесть и правда могут обеспечить справедливость в жизни. Для осуществления справедливости в России XVIII в. Екатериной II были созданы совестные суды. Они судили не только на основании одних законов, но и по ‘естественной справедливости’. Им предписано было руководствоваться в своих решениях ‘человеколюбием, почтением к особе ближняго и отвращением к угнетению’.
Совестные суды состояли из судьи и шести заседателей, по два от сословий: дворянского, городского и сельского; заседатели последних двух сословий не принимали участия в решении дел, касавшихся одних дворян. В совестный суд поступали: а) тяжбы, по которым сами спорящие обращались к разбирательству; б) переданные из других судебных мест уголовные дела, в которых усматривались смягчающие обстоятельства (преступления о безумных или малолетных и дела о колдовстве). Разбор гражданских дел в совестном суде имел примирительный характер; сначала судьи требовали от тяжущихся указания на средства к примирению; если невозможно было их согласить, им предлагали избрать посредников, по одному или по два от каждой стороны. Посредники присоединялись к совестному суду и вместе с ними изыскивались средства к примирению тяжущихся; если посредники были одного мнения, то совестный суд утверждал их соглашение, в противном случае предлагали им свое собственное мнение, а при несоглашении посредников с этим мнением оно предлагалось самим тяжущимся; если они не мирились, их отсылали к обыкновенным гражданским судам. Апелляция приносилась высшему совестному суду только по делам уголовным. Совестные суды сохранялись в русском законодательстве до самого введения либеральных судебных уставов.
Причиной ликвидации совестных судов в России была либеральная реформа Александра II, переведшая законодательство России на новые рельсы. Западное законотворчество основывалось на формальном понимании справедливости (equity) и сводило ее к категориям юридического права. Понятие же совести в соблюдении справедливости фактически не принимается в расчет.
В России совесть наряду со стремлением к правде была важнейшим условием справедливости.
Совесть — внутренний духовно-нравственный закон русского православного человека. Она является особой формой выражения таких основополагающих понятий православного христианства, как любовь к ближним, нестяжательство, добротолюбие, правда и, конечно, справедливость. Совесть свидетельствует о богоподобии человека и необходимости исполнения заповедей Божьих. По словам премудрого Сираха, Бог положил око Свое на сердца людей (Сир. 17;7).

Иисус рассказывал своим ученикам притчу о работниках на винограднике, в которой главная мысль “Справедливость – это как договорились”(Евангелие от Матфея, гл.20).

С нами, когда разрушали нашу страну, никто и не пытался договариваться, и не пытается договариваться сейчас.

Точно так же сейчас разрушают Украину.

Можно понять, почему понятие справедливости стало искаженным.

Под лозунгом “справедливости” ЧВК творят в чужих для них странах дела “врага рода человеческого”.
Под лозунгом справедливости всю страну призывают каяться за чужие грехи – и, разумеется, отдать последнее в знак покаяния.
Либералы, как обычно, засидели понятие.
Но это не основание отрицать совесть и справедливость и призывать к милосердию к преступникам.
Потому что милосердие к преступникам оборачивается несправедливостью и немилосердием по отношению к их жертвам, явным и неявным.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment